Случайно двадцать лет спустя: История с несчастливым концом

28 января 2018, 08:00 | Мир и человек, История
Поделиться:

В декабре неожиданно зарядили дожди. Небо затянуто серым полотном, в воздухе морось. Прохожие месили грязь по асфальту. Женя шла к остановке, нужно было съездить в центр, сделать неотложные дела. Подъехала маршрутка, она вошла с потоком пассажиров, думая о своем и смотря под ноги. Чуть не зацепилась о детскую коляску.

«Разложила вещи на весь проход!», — мысленно прошептала озабоченная Женька. На переднем кресле сразу на двух пассажирских местах расположилась молодая женщина. Рядом с ней лежали два пакета с вещами. Еще один стоял на грязном полу маршрутки рядом с детской коляской.

Женя прошла по салону и примостилась на свое любимое место у окна в третьем ряду. Она всегда садилась в третий ряд слева, подальше от входа, чтобы не дуло. Поглядывая в окно, прокручивала план действий. Двадцать лет собиралась развестись с мужем, три года назад наконец-то решилась, но не нашла в себе сил разменять квартиру и разъехаться.

Вялотекущая шизофрения Женькиной семейной жизни давала о себе знать. Всегда спокойная и уравновешенная она стала раздражительной и нервной. Лицо посерело и осунулось, под глазами не сходили серые круги. С вечера не могла уснуть, а утром проснуться. Работать не хотелось. Все падало из рук. Все время клонило в сон. Дома пыль лежала слоями, Жене было все равно.


У кого-то зазвенела мобилка. Она оторвалась от окна и посмотрела вперед. Звонили молодой женщине, которая забаррикадировала вещами проход. «Дождь на улице, сыро! Я переживаю, чтобы успеть до темна доехать!», — ответила в трубку незнакомка. Потом она неожиданно наклонилась и взяла на руки ребенка.

«Откуда он тут?!», — подумала Женя, — вроде бы не было никого рядом с ней». Молодая мать посмотрела на малыша и сказала с горечью, но твердо: «Сынок, как бы нам с тобой на улице ночевать не пришлось!». Черные глазенки уставились на пассажиров. Малыш беззаботно улыбался.

Приехали на конечную остановку. Мать с ребенком всех пропускала, чтобы последней выйти из маршрутки.  Неожиданно для себя самой, Женька сгребла пакеты, прихватила коляску, вышла из автобуса и стала ждать незнакомку.

Она вынесла ребенка. Посадила в коляску. Малыш уселся и неестественно сложил ножки, обутые в мягкие «чуни» из дубленой овечьей кожи. До боли знакомое положение ног. Уж кто-кто, а Женя не могла ошибиться. У малыша косолапость, с которой она в свое время боролась пять лет. Ножки у мальчика скручены, как у лягушонка, только внутрь. Нормальную обувь не подобрать.

– Девушка я вас провожу, – решительно произнесла Женя. – Да мне на вокзал надо успеть, к поезду. Скоро отправление, еще билет надо купить, – незнакомка говорила и посматривала на часы. – Я никуда не спешу. Только, если вы на региональный поезд, то билетов нет уже. Сегодня воскресенье, студенты едут на учебу, – Женя знала, о чем говорит. Старший сын в институт не уехал, потому что как обычно «провтыкал». – Тогда буду проситься к проводникам. Мне нужно до темноты доехать. А потом еще пол часа пешком от станции и я у бабушки, – видно не первый раз таким образом Женькина подопечная добиралась домой.


Женя не выдержала и спросила про ножки. Незнакомка подтвердила ее догадку. По дороге молодая мама рассказала, что мальчику уже три года. А на вид не больше одного. Они лечатся в Харькове, вернее лечились. Гипсование не помогло, нужна операция. В клинике запросили три тысячи долларов. Сейчас семья собирает деньги. У мальчика кроме врождённой косолапости ещё и лямблии, поэтому он такой слабенький.

Пришли на вокзал, Женя осталась на улице с коляской и вещами, а девушка с сыном ушла покупать билет. Мимо проходили спешащие пассажиры. Прикрыв глаза и по привычке опустив голову вниз, куталась в шарф, по-прежнему моросило. Женька невольно перенеслась на двадцать с лишним лет назад. Они с мужем ждали первенца. Ребенок попросился на свет на три недели раньше.


Промучавшись дома до пяти утра, наконец-то хватило ума вызвать скорую. В роддоме на них наорали: «Вы хотите ребенка или нет?! Почему так долго тянули?!». Растерянная Женька, корчась от боли, боком залезла на кресло. Дежурный врач проколол околоплодный пузырь, и ее отвели в предродовую палату.

Через пару часов все кончилось. По счастливой случайности в ту ночь дежурил ее участковый гинеколог. Принимая вместе с акушеркой ребенка, он деловито сообщил: «Мальчик у тебя. Но ножки кривые. Это косолапость. Да ты не волнуйся. У младенцев кости как пластилин. Выровняют!». Она в тот момент пропустила это мимо ушей. Женька смотрела на сына. Ребенок был фиолетового цвета, но орал во всю силу своих только расправившихся легких.


Потом была выписка из роддома. Объяснения с родственниками. И бесконечные расспросы. Откуда она знала, что так случится? Главное ребенок жив, ну, а ножки…с ножками еще все непонятно было. «Точка, точка, запятая. Вышла рожица смешная. Ручки, ножки, огуречек. Получился человечек!», — предстояло первое купание сына. Женька бродила по коридору от кухни в ванную и пела про себя, чтобы не завыть в голос.

Мальчика она назвала Александром, в честь своего отца. И про Македонского подумала. Он должен быть сильным, как знаменитый полководец. Просто обязан быть сильным. На купание пришли обе бабушки. Муж сидел в кресле и глотал пьяные слезы. Сашку положили в детскую ванночку. Он расслабился, теплая вода младенцу понравилась. Ребенок спал.


Ножки оказались не такими уж и скрюченными. Просто сынок, как и все новорожденные, все время поджимал их в позу эмбриона. Прошло пять лет. Муж так и не пришел в себя. Запой следовал за запоем. Женька боролась с косолапостью одна. Она не могла позволить себе залить горе водкой. Нужно было каждые две недели ездить в Донецк и гипсовать Сашке ноги. В два года сделали первую операцию, в пять вторую.

К пяти годам Александр Македонский уже ходил, бегал и даже катался на велосипеде. В гипсе. Во дворе все сначала косились и перешептывались. Потом привыкли. Женька ловила на себе жалостливые взгляды мамаш. И это бесило ее. По вечерам лежа на диване, она читала Сашке стихи, а он напевал: «Никому свою мамочку ни отдам, ни за деньги, ни за золотооо!».

Скрипнула тяжелая вокзальная дверь. Вышла незнакомка и Женя вернулась из прошлого. Билетов действительно не было. Они пошли к поезду. Отрешенный взгляд девушки и наскоро собранные в пакеты детские вещи напомнили Жене, как в очередной раз ее достала семейная жизнь и она точно так же с коляской и баулами ехала в никуда.

– Ты почему одна путешествуешь, никто не провожает? Где твой муж? – спросила она у девушки, заранее зная ответ. – Аааа!! С него толку, – в сердцах ответила незнакомка. – А где ты живешь? – В Луганской области.


Женька присвистнула. Едет одна с ребенком из соседнего региона. Подошли к первому вагону. Она без разговоров занесла коляску в тамбур, а уж потом поставила перед фактом проводницу. Та что-то говорила, слова заглушил гудок тепловоза. Мимо проходил товарный поезд. Незнакомка поднялась по ступенькам. Женька помахала ей рукой. Они едва успели. Поезд тронулся.


«Молодая и решительная. Не то, что я. Снова и снова на одни и те же грабли! Они тебе последние мозги отбили! На кого ты стала похожа?! Неудачница, лузерша! Себя не жалеешь — подумай о детях!», — бормотала Женя. Ноги понесли ее в суд. Надо было забрать исполнительный лист на алименты. И думать, как жить дальше. Ведь кроме Сашки у нее уже был Герман. И непрекращающиеся запои бывшего мужа.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комментарии

Новости партнеров

Загрузка...
Loading...

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

сделать стартовой