«У власти есть план по расколу УПЦ». Для чего возбудили уголовное дело против священников в Запорожье

13 января 2018, 10:09 | Официально
Поделиться:
Фото: politeka.net
Фото: politeka.net

Церковный скандал в Запорожье, где погибшего в результате трагической случайности ребенка отказались отпевать в храме УПЦ МП из-за того, что он был крещен в Киевском патриархате (который ни УПЦ, ни другие православные церкви не признают каноническим, а следовательно не признают и совершаемых им обрядов), перешел в юридическую плоскость. Генпрокуратура открыла уголовное дело против священнослужителей, которые отказались отпевать ребенка.

Чем закончится этот конфликт, анализирует «Страна».

За что священника призывают к ответу

Чудовищная история в Запорожье взбудоражила всю Украину. Вечером 31 декабря из окна квартиры выпрыгнул 39-летний мужчина. В это время под окнами находился полуторагодовалый мальчик со своим отцом. Самоубийца упал прямо на ребенка. От полученных травм мужчина скончался на месте. Мальчика также не удалось спасти. Не приходя в сознание, он умер в карете скорой помощи.

Во время похоронной процессии священник УПЦ, выяснив, что малыша крестили в церкви Киевского патриархата, отказался отпевать ребенка. После чего все необходимые обряды во время похорон провел экстренно приехавший священник церкви Киевского патриархата. В УПЦ свой отказ пояснили тем, что не признают Киевский патриархат, а потому ребенок считается некрещенным, и проводить над ним дальнейшие церковные таинства невозможно.

Если не затрагивать моральный аспект именно этого скандала, то неудивительно, что религиозные организации проводят церковные таинства в соответствии со своей внутренней «политикой». Поэтому невозможно, например, потребовать в православной церкви осуществить обряд «брит мила» в соответствии с канонами иудаизма (обрезание крайней плоти, которое делают на восьмой день после рождения мальчиков). И точно так же тяжело представить, что мусульмане могут потребовать в католической церкви провести обряд венчания с четырьмя женами, которых им позволяет иметь Коран.

Но именно в данном случае моральный аспект этой трагической истории наложился на внутреннюю политику, которая последние годы де-факто направлена на ущемление и ограничение прав именно Украинской православной церкви, а посему — ситуация произвела эффект разорвавшейся бомбы.

«Установлено, что представители Запорожской епархии Украинской православной церкви Московского патриархата допускают выборочный подход к осуществлению религиозных обрядов, отдавая предпочтение тем лицам, которые проходили обряды крещения именно в УПЦ МП, чем оскорбляют чувства граждан в связи с их религиозными убеждениями», — написала на своей странице в Facebook пресс-секретарь генпрокурора Лариса Сарган.

Уголовное производство в отношении священника, который действовал в соответствии с канонами церкви, было начато по ч. 3 ст. 161 Уголовного кодекса Украины (нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности, религиозных убеждений, инвалидности и по другим признакам), а в его поступке Генпрокуратура увидела «умышленные действия, направленные на разжигание национальной, религиозной вражды и ненависти, оскорбление чувств граждан в связи с их религиозными убеждениями».

К этому обвинению привязали также «зраду» в виде «осуждения общения представителей церкви на украинском языке», «высказывания за единство православных народов под духовным наставничеством РПЦ», «осуждения европейского направления развития страны» и даже «осуждения АТО». Но несмотря на долгий перечень все этих претензий, Генпрокуратура ни по одному из них уголовного дела не завела.

А вот непосредственно священник-отказник стал объектом обвинения правоохранителей.

«Будем молиться, чтобы расследование прошло быстро и лица-участники информационной атаки, которые своими действиями порочат честь нашей Матери-Церкви, будут призваны к ответственности», — так прокомментировал это дело Митрополит Лука из Запорожской епархии УПЦ.

«Теперь Украинская Православная Церковь является официально преследуемой. За непризнание таинств и обрядов, осуществленных в так называемых церквях Киевского патриархата, теперь будут сажать в тюрьмы», — комментирует ситуацию глава юротдела УПЦ, протоиерей Александр Бахов.

Примечательно, что за пару дней до появления этого уголовного производства националистическая группировка С14 провела пикеты под рядом храмов УПЦ, в том числе — под стенами Киево-Печерской лавры, под предлогом, что те не отвечают их церковным критериям.

Националисты в количестве 30 человек в балаклавах блокировали въезд в Киево-Печерскую лавру, перекрыли шлагбаум. Они вступали в словесные перепалки с прихожанами монастыря, устроили небольшую потасовку, а также бросались на машины, которые пытались заехать на территорию монастыря.

В действиях националистов силовые органы никаких преступлений не обнаружили.

Как не был ранее обнаружен и состав преступления в многочисленных попытках (некоторые из которых увенчались успехом) по захвату храмов УПЦ в разных регионах Украины. Например, еще свежа в памяти история, как представители Киевского патриархата захватывали дом в селе Грибовица Иваничевского района Волынской области, в котором проживал и проводил церковные службы священник Владимир-Волынской епархии УПЦ протоиерей Игорь Маргита с семьей. Тогда полиция молча наблюдала за этими событиями.

Не видели правоохранительные органы никакой попытки разжигания церковной вражды и тогда, когда в парламент депутаты от провластного большинства вносили антицерковные законопроекты, позволяющие, в случае их принятия, отбирать приходы у УПЦ или даже запретить саму церковь.

Почему же сейчас эта, безусловно трагическая, история закончилась уголовным делом против служителей церкви?

«Власть открывает церковный фронт»

Политолог Константин Бондаренко считает, что открытие уголовного производства Генпрокуратурой является вмешательством в церковный культ, что прямо запрещено Конституцией и, более того, предусматривает уголовную ответственность.

В частности, 35-я статья Конституции предполагает, что «Каждый имеет право на свободу мировоззрения и вероисповедания. Это право включает свободу исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, беспрепятственно отправлять единолично или коллективно религиозные культы и ритуальные обряды, проводить религиозную деятельность».

180-я статья Уголовного кодекса гласит, что «Принуждение священнослужителя путем физического или психического насилия к проведению религиозного обряда наказывается штрафом до пятидесяти необлагаемых минимумов доходов граждан или арестом на срок до шести месяцев».

«Государство не имеет права вмешиваться в церковный культ. Вопрос осуществления или неосуществления того или иного церковного обряда — это исключительно предмет церковной компетенции, и государство не имеет права требовать от священника совершать такие обряды или наказывать его за то, что он не захотел их осуществить», — говорит в беседе  политолог Константин Бондаренко.

По его словам, факт такого вмешательства создает опасный прецедент, позволяющий представителям любой церковной общины требовать от служителей других церковных общин выполнять несвойственные тем церквям культы.

«Крещение — это основа основ церковных таинств в любой христианской церкви. Если не было крещения, какой может быть разговор о других обрядах?» — задается вопросом политолог.

В открытии уголовного дела против церкви эксперт видит, с одной стороны, элемент пиара власти вообще и генпрокурора в частности (мол, отреагировали на «возмущение общественности»).

Неофициально в прокуратуре Запорожской области говорят, что дело не имеет никакой перспективы и открыли его только «потому, что так надо, но расследовать его реально никто не будет». Вероятно, именно этим объясняется очень мягкая официальная реакция церкви. Митрополит запорожский Лука, например, даже поблагодарил правоохранительные органы за то, что они озаботились проблемой разжигания межрелигиозной вражды.

В то же время, по мнению Бондаренко, одним пиаром дело не ограничивается. Есть стратегическая задача — расколоть УПЦ изнутри.

«После многочисленных безуспешных попыток «канонизировать» Киевский патриархат, власть готова внести раскол именно в УПЦ так называемого Московского патриархата, поддержав ряд критично настроенных к РПЦ священников, инициировать их отход от УПЦ и Онуфрия, чтобы объявить их истинными. То есть «хитрый план» власти состоит в том, чтобы представить не Филарета, а именно этих людей как инициаторов создания Поместной церкви. Вот, мол, вам представители канонической церкви, а не Киевского патриархата, и они готовы объединяться. А те, кто не готов, — это враги. Более того, осуществляя это план, власть будет публично показывать, что государство не хочет провоцировать раскол, а в УПЦ якобы идет естественный процесс разделения», — говорит «Стране» Бондаренко.

По его словам, есть еще одна потенциальная проблема, о которой сигнализирует атака на церковь.

«Это прямо не озвучивается, но мы видим все косвенные признаки того, что наши первые лица государства ставят крест на Донбассе и Крыме. На сегодня УПЦ — единственный связующий институт в треугольнике «Киев — Донбасс — Крым». Пытаясь задавить УПЦ, власть перерезает ту пуповину, которая связывает нас с этими территориями. Мы слышим со всех трибун, что нужно вернуть Крым и Донбасс, а в итоге власть рушит все незримые связи», — считает Бондаренко.

В свою очередь политический эксперт Руслан Бортник в разговоре обращает внимание на то, что уголовное дело против УПЦ целиком вписывается в негласную предвыборную кампанию власти.

«Желание во что бы то ни стало выиграть выборы требует нагнетания в гуманитарной сфере. Это поднятие и языковых вопросов, и запрет советских фильмов, и, конечно, самое главное оружие — это церковные дела. Власть не учитывает только то, что давление на церковь может оказаться для них не по зубам и спровоцировать такие конфликты, какие Украине еще и не снились», — считает эксперт.

«Чтобы заручиться поддержкой патриотического электората, и было организовано это давление на церковь. Ожидать от этой истории можно чего угодно, но сам факт уголовного дела означает, что власть открывает церковный фронт и дальше ситуация будет только накаляться», — говорит политолог Андрей Золотарев.

«Париж стоит мессы»

Впрочем, игра Порошенко на церковном поле может обернуться и против него самого. Ни для кого не секрет, что на территории его поместья в поселке Козин (Обуховский район) под Киевом есть личная часовня (домовая церковь) гаранта, построенная как приход УПЦ МП.

Более года назад, в сети всплыли фото росписи стен этой часовни, когда оказалось, что там изображена сама семья Порошенко: кроме главы государства, его супруга с дочерьми-двойняшками и старшим и младшим сыновьями. Над семьей была изображена фигура Божией матери, которая благословляет и охраняет.

А сам Петр Порошенко, будучи главой набсовета Нацбанка Украины в 2009 году, был рукоположен в диаконы Свято-Ионинского монастыря Украинской православной церкви (МП) в Киеве.


Фото: официальный сайт Свято-Ионинского монастыря

В этом же храме венчался его старший сын. То есть очевиден парадокс: сам президент и его семья являются прихожанами УПЦ (МП), которая оказалась в Украине в опале, не в последнюю очередь, из-за позиции самой власти.

«Помните историческую фразу «Париж стоит мессы»? Ее сказал король Наварры Генрих IV (родоначальник династии французских королей Бурбонов. — Прим. Авт.), отрекшийся от протестантизма при переходе в католичество, чтобы стать королем Франции. По этому же принципу перейти в УПЦ КП пытается Петр Порошенко, чтобы заручиться поддержкой националистического электората. Только Порошенко не Генрих IV. Для националистов Порошенко все равно будет чужим. Зато приверженцев УПЦ он радикально против себя настроит», — иронизирует политолог Кость Бондаренко.

«Такого не было даже во времена советских репрессий»

Между тем, в Украинской православной церкви уже заявили, что готовы отстаивать право осуществлять церковные обряды на свое усмотрение в судах, вплоть до международных.

«Уголовное дело прокуратуры против Запорожской епархии УПЦ — это нонсенс. Даже во время советских репрессий против Церкви представителей последней никогда не осуждали за избирательный подход к осуществлению религиозных обрядов в отношении к, например, обновленцам. Каким образом светское государство, которое по Конституции отделено от Церкви, позволяет себе подобное, лично для меня остается загадкой. Если идти по этой аналогии, получается, что не сегодня-завтра нас будут заставлять отпевать иудеев и мусульман. Что поражает — прокуратура обвинила одну из епархий УПЦ в разжигании межрелигиозной вражды. Интересно спросить: а почему прокуратура не обвиняла представителей УПЦ КП и УГКЦ в разжигании межрелигиозной вражды, когда их представители на протяжении трех лет захватывали храмы УПЦ, прибегая даже к физическому насилию? Что ж, думаю, что ответ Церкви не заставит себя ждать. Только разбираться мы будем в Европейских правозащитных институциях. Пускай потом эти «законники» не разводят разговоры о том, что УПЦ несправедливо портит имидж Украины на мировой арене», — говорит священник УПЦ Олег Точинский.

Также в соцсетях и в церквях идет мобилизация верующих, готовых, в случае необходимости, выйти на защиту храмов.

Источник


Новости партнеров

Загрузка...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Комментарии

Акция закончилась

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

сделать стартовой