Не могу сказать: «Прощай»

журналист, руководитель литературного объединения «Зеркало»
13 июня 2018, 15:46 281

Не могу сказать: «Прощай»

Наталья проснулась от шума воды. Потянувшись, она вспомнила чудесный сон о водопаде. И, вдруг, поняла, что это не сон, это вода шурует в ванной из крана. Соскочив с кровати, она побежала в ванную. Вода из лопнувшего крана уже на один сантиметр наполнила комнату, сейчас начнет капать у соседей этажом ниже. 

Трясущимися руками она набрала номер Вадима, все объяснила. Через 10 минут он с гаечным ключом уже стоял на пороге ее квартиры. А еще через 10 минут вода не текла. Мастер сказал ей, что сегодня ему на работу не идти, он придет попозже, когда воды не будет, и поменяет кран. У него дома как раз есть такой, какой нужен.

Когда они пили чай на кухне, Наталья в который раз подумала о том, что как бы им хорошо было жить вместе. Такой мужчина как надежный щит, защита от всех неприятностей. Вадим – вдовец, Наталья – давно в разводе, что им мешает быть вдвоем.

 Но самой ей неудобно было заводить об этом разговор, а Вадим молчал, хотя никогда не отказывал в помощи. Наталья видела и чувствовала, что она ему очень нравится. 

Встречались они не часто, два-три раза в неделю. А ей хотелось, чтобы он был рядом всегда. Но когда он нежно обнял ее и спросил, есть ли у нее время, Наташа ответила, что спешит на работу и предложила ему зайти вечером.

Весь день женщина думала о Вадиме и решила взять инициативу в свои руки, мужчины ведь такие нерешительные!

Вечером он пришел часов в семь, а затем Наташа так не хотела его отпускать. Она набралась смелости и, вдруг, сказала:

– Оставайся у меня ночевать, а можешь и совсем остаться.

Вадим обнял ее, нежно поцеловал и усадил на диван.

– Ты не сердись на меня, – сказал мужчина, присев на стул напротив. Ты очень нравишься мне, но есть одно «но». Я не хотел тебе говорить, но, видно, придется. Дочь моя Инна стала часто внучку мне приводить с ночевкой. Нового парня она себе нашла, а Дашка его невзлюбила, вот и ночует у меня. 

Да, и, вообще, моя дочь – плохая мать, и я думаю о том, чтобы забрать Дашу к себе. Тем более. Что отец ее уехал из города еще до рождения дочери. И с тех о нем ни слуху, ни духу. Д

Вот поэтому я и не предлагаю тебе ко мне переезжать. Ты же всегда говорила, что хочешь пожить для себя. А с пятилетней малышкой очень много хлопот, жит нужно будет не только для себя, но и для нее.

И Вадим, попрощавшись, ушел. Наталье не спалось, она долго плакала, уткнувшись в подушку. Вот так всегда, когда ей немного улыбнется счастье, судьба ставит ей подножку. 

С мужем она прожила десять лет. Не обижал он ее, но усыновлять чужого ребенка не хотел. Поэтому честно сказал, что уходит к женщине, которая родит ему сына. Наташа же после сделанного в ранней молодости аборта родить уже не могла.

Вначале она еще очень надеялась родить, затем хотела взять малыша из детского дома, да так и не решилась. А так хотелось стать мамой! Но это было раньше. Теперь ей сорок и она уже, скорее, бабушка, чем мама. Хотя ей очень не хотелось терять Вадима.   

Прошло три дня, Вадим не приходил и не звонил. Как-то по дороге с работы Наташа зашла к нему в гости. Он открыл дверь не сразу. А затем повел гостью на кухню, где пытался печь блины. На кухне все было в муке, лицо и руки Вадима тоже. Блины подгорали, и он соскребывал их со сковороды.

– Дашка заболела, попросила блинчиков, как бабушка пекла, – сказал Вадим, оправдываясь. – Я все делал так, как покойная Лиля, а они пригорают на сковороде и все.

Наташа предложила свою помощь, но тут вошла Даша. Увидев, что Наталья надевает фартук, девочка сказала:

– Я не буду есть блины, которые пекут чужие тети. Пусть она уходит!

Наташа видела, как покраснел Вадим после слов девочки. Она видела, как ему неловко, поэтому сказала малышке: «Поскорее выздоравливай» и ушла. Провожая ее до дверей Вадим рассказал, что дочь уехала за границу и объявила, что дочь забирать не будет. 

Посоветовала оформить опеку и сказала, что не будет против, если он подаст в суд на лишение ее родительских прав. Так что придется ему уйти с работы, пенсии бывшего шахтера им на двоих хватит. Пока он не оформит пособие опекуна. Хотя стыдно ему за такую дочь перед знакомыми, но сам виноват. Надо было меньше в детстве ее баловать.

Женщина шла и думала, что не стоит больше заходить туда, девочка ее никогда не примет, да и сама она не сможет полюбить чужого ребенка. Ей ведь материнская любовь нужна, а какая из Наташи мать…

Она ушла с головой в работу, задерживалась допоздна. В управлении Пенсионного фонда, где Наталья работала много лет, это никого не удивляло. О Вадиме старалась не думать, хотя очень скучала, особенно по ночам. 

Как-то зашла на сайт знакомств, где было много, на первый взгляд, подходящих кандидатур. Но Наташа не хотела морочить людям голову, так как забыть Вадима не могла. Часто из окна она видела, как он играл с внучкой на детской площадке, но ловила себя на мысли, что никаких чувств, кроме жалости, к девочке не испытывает.

Однажды в субботу утром, поднимаясь на свой этаж, она встретила соседку бабу Олю. Та остановила ее и попросила помочь. Как оказалось, Вадиму срочно нужно было по делам, и он попросил женщину посидеть с девочкой пару часов. Она согласилась, а теперь обнаружила, что малышка вся горит, а Ольга Ивановна не знает, что делать.

 Ее-то дети и внуки давно выросли, и она забыла, как лечила их в детстве. Женщины позвонили к соседке Оксане, у которой было двое малышей. Та посоветовала пока дать аспирин, а затем вызвать детского врача. В субботу до 12:00 вызовы в детской больнице принимают. Так и сделали. Не задумываясь о последствиях, Наталья пошла к малышке. 

Та лежала в зале на диване и стонала. Наташа и без градусника определила, что у девочки высокая температура. Она дала ей половинку таблетки аспирина, а затем смочив носовой платок в воде, наполовину разведенной уксусом, стала прикладывать ей ко лбу. Так ей всегда сбивала температуру мама.

 Постепенно девочка стала дышать ровнее, а через полчаса Наташа увидела, что она спит. На лбу малышки выступили капельки пота и, вытирая их полотенцем, Наташа поняла, что ей это приятно. Это крошечное существо было частью любимого ею человека.

 Ей так хотелось поцеловать малышку, прижать ее к себе, но женщина боялась ее разбудить. И, вдруг, она подумала, что может по-настоящему полюбить эту девочку и, возможно, заменить ей маму. Во всяком случае, она приложит к этому все усилия. Лишь бы девочка хоть немного к ней привыкла.

Вскоре пришел Вадим и сказал, что все знает, ему баба Оля звонила. Они вдвоем навели в комнате порядок, открыв окно, проветрили ее и стали ждать детского врача. Та не заставила себя ждать и, видя, что девочка спит, попросила ее разбудить. Наташа подошла к Дашеньке и нежно погладила ее по руке. 

Девочка открыла глаза и, увидев тетю в белом халате, заплакала. Но доктор не растерялась и сказала, что она только посмотрит ее и уйдет. Осмотрев малышку, доктор сказала, что у нее ангина, которая и дает высокую температуру. Выписала список лекарств и посоветовала давать побольше жидкости. Уходя, сказала:

– А Вы, мамочка, носите маску, а то ангина легко переходит от больного человека к здоровому.

Это обращение задело Наташу за живое, сердце бешено застучало, но она не подала виду. Вадим пошел в аптеку, а Наталья, присев на диван рядом с Дашей, начала рассказывать ей сказку своего детства. Девочка слушала, иногда задавая наводящие вопросы. Так и уснула. Наталья бережно поправила одеяло и пошла на кухню.

 Она решила дождаться Вадима и пойти домой. Он вскоре пришел и, обняв ее, поблагодарил за помощь. Уговорил Наталью выпить с ним кофе. Они пили кофе, когда в комнату вошла Дашенька. Наташа сказала, что срочно надо домой и стала прощаться. Вадим с Дашей пошли проводить ее до двери. И, вдруг, Даша взяла женщину за руку и тихо так проговорила:

– Тетя Наташа, будьте моей мамой, пожалуйста.

От неожиданности Наталья не знала, что ответить. Она только кивнула в ответ головой и, захлопнув дверь, побежала вниз по лестнице, скрывая текущие рекой слезы радости…

Другие записи автора

Комментарии

Акция закончилась

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

сделать стартовой